закрыть
0:20
Друзья!
Пока клуб «Б2» переезжает на новое место,
мы занимаемся реализацией концертов наших друзей —
джаз-клуба «Союз Композиторов»
http://ucclub.ru/
 
 
 

Tango Orchestra Misterioso (Россия)

ВТ, 24 февраля, 21:00

Tango Orchestra Misterioso
 
 
Открытый Блюзовый Джем с группой Dynamic James
 
 
День рождения группы Casual
 
 

The Coffeetime (Россия)

ЧТ, 26 февраля, 21:00

The Coffeetime
 
 

«Мамульки БЕНД» (Россия)

ЧТ, 26 февраля, 21:00

«Мамульки БЕНД»
 
 
Дискотека 70-80-х «Назад в будущее»
 
 

Trubetskoy (Белоруссия)

ПТ, 27 февраля, 21:00

Trubetskoy
 
 

Саша Санта (Россия)

ПТ, 27 февраля, 00:15

Саша Санта
 
 
ЧТ, 1 января, 23:00


концертный зал, 4 этаж

«Ундервуд»

джаз

«Ундервуд» ()
«Ундервуд» ()


Счастливо миновав «рок-н-ролльный возраст Христа», Владимир Ткаченко и Максим Кучеренко обратились к вариации на тему «Все, Кого Ты Так Сильно Любил». Список фаворитов получился весомым: Басё и Артюр Рембо, Казанова и Мстислав Ростропович, Дева Мария и булгаковская Маргарита, Чебурашка и Волк из «Ну, Погоди!», Лиля Брик и Антон Павлович Чехов. Ни в одном альбоме «Ундервуда» еще не было такого пестрого калейдоскопа известных имен и культурологических ассоциаций. Ни в одной пластинке Ткаченко и Кучеренко нет столь резких перепадов настроения и разнообразно аранжированных песен.

История рождения

Свой пятый по счёту альбом «Все, Кого Ты Так Сильно Любил» группа «Ундервуд» вынашивала, как ребенка, десять месяцев, из которых один был отведён на зачатье, а девять — на рождение. Ткаченко и Кучеренко максимально позаботились о том, чтобы их детище появилось на свет легко и безболезненно. Пластинка получилась достойной преемницей предыдущего (очень успешного) диска «Опиум для народа» — музыкальная палитра свежего альбома «Ундервуда» получилась очень насыщенной. В начале работы над этой пластинкой Кучеренко и Ткаченко придумали новую должность — «художник по стилю», которую блестяще исполнил мультиинструменталист Корней. «Корней восхитительно играет на струнных инструментах и, не будучи клавишником, прекрасно придумывает какие-то органные партии, — говорит Владимир Ткаченко. — Он интуитивно чувствует разного рода красоты, и в этом плане с ним легко экспериментировать. Как музыкант он полифункционален и при этом очень не любит слова «стиль»! Тем не менее, мы в альбоме выделили ему функцию художника по стилю, поскольку он, невзирая на свое неприятие стилей, умеет чётко лавировать между ними, правильно находить нужные ноты и нужные формы».

Вторым «художником по стилю» «Ундервуд» избрали композитора Илью Шипилова — их творческие пути пересеклись ещё во время работы последнего над альбомом «Опиум для народа». На новом альбоме Ткаченко и Кучеренко доверили Шипилову более широкий фронт работ. На откуп Илье были отданы такие композиции, как «Смерть в Венеции», «Все, Кого Ты Так Сильно Любил», «Черный Пьеро» и «Мама, я нашел нефть». А поскольку у Шипилова есть чёткое представление, как музыка должна выстраиваться драматически, то каждое произведение в его руках превратилось в мини-пьесу. При помощи музыки ему удалось передать самые тонкие оттенки смысла и затейливые пейзажи.. «Илья — большой художник, он работает с масштабными контекстами. И у него есть редкое чувство ответственности за современную культуру, что делает Илью не просто композитором, а настоящим российским композитором!» — говорит Максим Кучеренко.

Новые тренды

Максим Кучеренко и Владимир Ткаченко с гордостью признаются, что в альбоме «Все, Кого Ты Так Сильно Любил» присутствуют неожиданные песни, аналогов которым они ещё не сочиняли. Музыканты назвали эти композиции «новыми трендами», причислив к ним бойкую «Чехов — это я» и печальную «Черный Пьеро». В их аранжировках «Ундервуд» проявил воистину раблезианскую щедрость и всеядность.

В своем исследовательском запале «Ундервуд» пытались нащупать в XIX веке истоки русского панка. По поводу проблемы, откуда есть пошел российский панк-рок, было сломано немало копий. В числе его предтеч называли скоморохов и махновцев, Достоевского и обэриутов, Маяковского, и Вертинского. А вот Максим Кучеренко считает, что первым панком на Руси был Антон Павлович Чехов и подводит под эту теорию мощную доказательную базу: «Чехов был человеком очень, как бы это сказать, лохматым в своей душе. Мне кажется, сейчас его фигура переживает переосмысление. И я не очень верю заточенному образу русского интеллигента. Я верю его переписке с друзьями, биографии сахалинского периода. И в этом смысле для меня Чехов, конечно, глубоко спрятанный фрик. Если речь его героев отрывать от контекста и селить на гидропонику панка — произрастают удивительные фрик-образы. Они живы. Они смотрят на нас глазами-стекляшками кибер-интеллигента Чехова».

Творчество Вертинского, впрочем, тоже отозвалось эхом на альбоме «Все, Кого Ты Так Сильно Любил». Может быть, именно из его декадентской лирики вырос «Чёрный Пьеро» — одинокий, трагический персонаж, разрывающийся между женщинами, долгом и судьбой, и задающийся логичным вопросом «кто я, кукла или фрик». «Желание белое сделать чёрным в рамках творческого эксперимента мне кажется вполне закономерным. Это декадентская проповедь о творческом кризисе и Водке-Заступнице. А если верить Фёдору Достоевскому, то пьянство это не порок воли, а движение огорчённой души. Минорное песнопение с духовым оркестриком в стиле «нью-орлеанские похороны в годы сухого закона». Нас всегда волновала судьба фрика в отдельно взятой песне, очевидно потому, что мы фриками никогда не являлись, но с интересом следили за их поведением», — ёмко заметил Владимир Ткаченко.

Ещё раз про любовь


Параллельно группу «Ундервуд» всегда интересовали и варианты развития отношений между двумя полами — от нежно-романтического до цинично-похотливого, и от трагического-суицидального до гомерического. «Нас волновали отношения между поколениями — мы сосредоточенно слушали то, что происходит внутри нас и в отношениях между нами и нашими родителями, — делится Владимир Ткаченко. — Мы обзаводились семьями и рожали детей, взрослели, матерели, старели и пытались всё это отразить в песнях. В общем, «Ундервуд» это не совсем тот случай, когда автор не соответствует ни внешне, ни внутренне тому, о чём он пишет».

И в пятом альбоме фронтменам «Ундервуда» удалось к привычным любовным балладам присовокупить песню о любви ребенка к родителям («Дитя моё») и трогательное объяснение Владимира Ткаченко с собственной мамой Татьяной Мефодиевной («Татьянин день»). А в заглавной песне явившийся во сне маэстро Ростропович открывает Максиму Кучеренко тайну, что ноты — это буквы ангелов. Не потому ли лидеры группы так бережно отнеслись к построению каждой песни из пятого альбома? И не потому ли они намеренно дистанцируются от возможных критических стрел в адрес альбома, интуитивно чувствуя, что на этот раз они создали нечто объективно значимое. «И нам, в принципе, всё равно, как это будут называть тонко чувствующие критики с натренированными ушами — олдскульным роком, ретро-роллом или псевдоинтеллектуальным попом. Им виднее, чем отличаются «причитания местечковых графоманов» от «арий заморского гостя» — они за это деньги получают» (Владимир Ткаченко).

Альбом «Все, Кого Ты Так Сильно Любил» — очень точный срез нынешнего дня. Всем думающим людям, которые ищут в новых песнях трепещущий нерв времени, он должен прийтись по душе. Вряд ли кто-то после этой работы осмелится назвать участников «Ундервуда» оторванными от жизни романтиками. «Может быть, это путешествие между падением и возрождением одного и того же Железного Занавеса, который придумала нам История, создав иллюзию движения длинною в чёртову дюжину лет. Ровно столько понадобилось людям времени, чтобы снова полюбить хоккей и теперь уже футбол и с гордостью смотреть на рубиновые звёзды. А пока что, 12 песен-пассажиров сели в маленький аэроплан и удаляются в неизвестную нам белую пустоту. А мы смотрим на них глазами преданной собаки, точно как преданно мы сидели в студии и лепили все эти песни из таких маленьких мозаичных кусочков нашей нервной творческой системы» (Максим Кучеренко).